Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Крылья, ноги - главное хвост

Условное абстрактное дано: два молодых или не шибко молодых человека. 

Первый - умный, добрый, понимающий, ответственный, пунктуальный. Но - не выделяющийся. Верный такой скромняга-работяга. Про таких говорят "хороший парень". Потому что больше  как-то нечего сказать. 
Отличительная черта: планирование досуга загодя, интроверсия, аналитическое мышление и глубинные внутриличностные метеморфозы, рефлексия то бишь. Человек, который поддержит, поймёт,  распахнёт жилетку.

Второй - балагур-пустозвон с широкой улыбкой, идущий по жизни смеясь, с лёгким характером, с непринуждённой инфантильностью во взгляде, циник, ветреник и отъявленный эгоист. На такого нельзя долго обижаться, ибо не со зла, а по беспечности характера да по бездумью. 

И понятно, вроде, что за первым,  как за каменной стеной, несмотря на скрытые в толщах сознания неврозы, понятно, что не предадут и не возьмут "за зебры" в минуту слабости, понятно...

Но жизнь так разнообразна и длинна, и так хочется, чтобы, например, покатали на самолёте, позвали на крышу дома на Мосфильмовской, научили валять валенки из шерсти леопарда в конце концов. И не важно, что в побочных эффектах застарелый алкоголизм, частенько несколько детей и постстрессовые психозы (нужное подчеркнуть, возможны дополнения).  
Зато широкие плечи и умение виртуозно играть на гитаре, рассказывать анекдоты или завязывать шнурки морским узлом.    

И вот так проходит год, другой... Широкая улыбка видится гримасой насмешки и ночные визиты вдребодан  радуют всё меньше.

Стабильность и честность становятся мечтой. Но нельзя же отдавать красоту и богатый внутренний мир человеку средних способностей, среднего ума и средних желаний.

Скука бесхвостости, обыкновенности и манит и страшит. Пушистый хвост туманит разум, воплощая в  воображении потоки обещаний, которые никогда не будут сдержаны. 

И,  в процессе лелеяния мечты о возможности ухватить-таки к пенсии чудо-юдо с ярким оперением, приходит понимание, что эмоции, силы истрачены на флёр, на бесполезный, атрофировавшийся у прямоходящих элемент.

А время идёт. И ни туда, ни сюда.
Выбрать спокойную серость и уехать, допустим, в какую-нибудь, ну, скажем, Астрахань, где тепло и мухи не кусают, к какому-нибудь философствующему менеджеру или страдать от пьяных претензий псевдогения...

А впереди - пустыня, разбитое корыто и иллюзия выбора... Выбирать необходимо пока есть возможность. Обременившись штампом, целлюлитом и потомством выбирать особо не придётся.

И хвост  не ориентир - чуда не будет. Сколько ни жди. И жалеть тоже никого не хочется. скатываться до посредственности в страхе рутины. Так как жалость и привычка не стимул для.

Страдать морально от собственного выбора - это тоже выбор.


Псевдо

Берегитесь желающих помочь тогда, когда вам их помощь ни к чему. Берегитесь тех, кто жаждет подтверждения своих заслуг и ненасытен в этом. Берегитесь  поборников справедливости и кричащих о честности. Не просите поддержки у любителей рассказать о том, как они смогут при случае вас поддержать. Не хвалите ущербных, не взращивайте псевдосвятость. Не поливайте благодарностью и доверием пышно цветущие комплексы. Потому что не дай вам бог действительно попасть в трудную ситуацию. Вам выставят счета с бессердечностью отъявленного эгоизма и обвинят в прошлых грехах. Не любите несчастливых, не любите половинчатых. Не любите обвиняющих. Не цените немощных духом. 
Быть грешным и подлым гораздо честнее.

Некоторым индивидам,

вернее, большинству  гораздо более важно ощущать себя хорошими и достойными, чем таковыми быть.

Потребность чувствовать собственную "хорошесть" и жажда подтверждения этой хорошести окружающими подчас превосходит потребность в еде, сне, сексе, воле.

Оценочная зависимость сильнее наркомании, алкоголизма, сильнее любви, сильнее желания полноты жизни, да?

Прыг-скок

  Комплекс подрезанных крыльев иногда стимулирует человека на экстремальные поступки. Комплексы  - острейшая мотивация к действию, а подчас и двигатель прогресса. 

  С детства задаваясь насущным вопросом "отчего  люди не летают как птицы", я, так или иначе, стремилась к небу голубому, лазая по крышам гаражей, свешиваясь по пояс с балкона сталинской восьмиэтажки или же тщетно силясь превратить обыкновенные качели во дворе в крылатые. Так что в свои 22 года я до поросячего визга обрадовалась предложению знакомого совершить героическую попытку прыгнуть с парашютом.

   Дорога к месту действия сопровождалась лёгким тремором, истеричными похихикиваниями и детальным изучением отражения в мутных дверных стёклах электрички своих нижних конечностей, обтянутых зелёным спортивным трикотажем.  

   По прибытию на аэродром, располагавшийся где-то под Подольском, пришлось прослушать часовую лекцию от бодрого усатого дядечки с багрово-фиолетовой физиономией о том, как нужно открывать паращют,  в какую позицию группироваться при приземлении и что предпринимать в случае нераскрытия основного купола.
  
   Далее в порядке очереди, поджав под себя лапки, будующие герои сигали в песчаную кучу с помоста высотой метра полтора.
  
   Усатый дяденька был строг и неумолим к новичкам экстремалам и энергично подбадривал неумех сочной нецензурщиной.

   Наконец-то настал вожделенных час Х.  Жертв острого предмета в заднем проходе загрузили в кукурузник, надели шлемы, стерев тем самым различия между полами,  нацепили на туловища сбрую с рюкзаком-паращютом. С горем пополам разместились, расселись по лавочкам, взлетели. Усатый дяденька по-гусарски пробовал шутить в гробовом молчании под шум самолёта.

   Сигать с высоты 900 м. народ должен был так: сначала самые тяжёлые самцы, потом более лёгкие самки, и под конец, невесомые эфемерные юные создания. Мне выпала честь попасть во вторую категорию.

   Когда пришло время оторвать филейную часть от скамьи и подойти к распахнутой дверце, романтика и всяческие нереализованные гештальты улетучились со скорость дувшего из дверного проёмы ветра. Но сзади стоял усатый цербер и увесистый пинок по шилосодержащему месту моментально развеял сомнения. 

   Сналала было слепящее солнце и рефлекторное сжатие сфинктров в процессе свободного падения. Широко растопырив конечности, я рассекала воздушное пространство, захлёбываясь и чуть не плача. Потом молоточек здравого смысла простучал в мозгу и я таки сподобилась дёрнуть за спасительное кольцо.

  Что-то резко дёрнуло вверх, приподняло и мягко опустило. Подняв голову, я обнаружила большой белый купол наверху, закатное солнце с предсумеречной синеве и игрушечные трассу, лес и поле где-то далеко-далеко.
 Выгладело это примерно так.:


   Эйфория длялась недолго. Отрезвил истеричный крик мужским фальцетом, донесшийся откуда-то снизу: "Эй! Врежемся же друг в друга! За стропы тяни!"  

   Паника - это вирус, причём мгновенно распространяющийся. Машинально тяну за стропы и стремительно влетаю в купольные  канаты  нажерасположенного крикуна.
   Итог -  крепкое сцепление крест- накрест.
  
   Прошло минут пять. Оправившись от шока, я решила заговорить. Вернее доораться:
  
   - Слышь, друг, что делать-то будем?
  
   - Без понятия, сядем авось как-нибудь, главное чтобы не гармошкой, а то мне позвоночник жалко.


   Что произошло дальше  мне рассказывали... Про беснующихся инструкторов внизу, оголтело носившихся по полю,  про драматичную мимику приземлившихся наблюдателей, про эмоциональные советы ("Ты , мудила в зелёных штанах, ноги сведи, блядь!!!"), выкрикиваемые в небо... 

   В жизни мне всегда везло. То ли ангел хранитель какой имеется, то ли просто кто-то наверху сильно меня любит...
  
   Каким-то неверояным кандибобером нам с товарищем по несчастью удалось-таки приземлиться. Тандемом.  Причём без травм, несмотря на почти 100%-ю вероятность моего усаживания  на хребет нижерасположенного бедолаги.

   В ушах звенело, перед глазами плыли белые круги и, льющийся потоком,  мат усатого инструктора слышался райским пением.

   Три бутылки светлого "Козела" были выхлебаны залпом. Никогда не думала, что мой организм сполобен вмещать такое количество жидкости за раз. Остальное, путь домой и разговоры, память благоразумно стёрла за ненадобностью.

   Теперь вот мечтаю повторить подвиг. Комплекс подрезанных крыльев опять не даёт покоя. Но только в тандеме с инструктором. Так как я стала старше на 7 лет и 13 кг.  и обременилась ответственностью в лице пятилетнего дитёныша. 

Хиппи, фрики и прочие нестандарты или обратная сторона неформальных тусовок.

Весь вчерашний день ЖЖ пестрел постами с описаниями фестиваля неформалов "Пустые холмы". Восхвалениям и восторгам не было предела: это и "состояние творческого начала и душевной раскрепощенности, и концентрация положительной энергии, и возможность обогащения мировосприятия, и расширение сознания".

Что же на самом деле предстваляет из себя тусовка хиппи, фриков и идейных вегетарианцев? Кто  стремится быть частью какой-либо субкультуры?

1. Люди, которые не могут существовать в нормальном социуме и которым нужно во что-то играть. Люди, не нашедшие себя в современном мире, решившие окунуться в альтернативную реальность с целью самореализации ну хоть где-нибудь. Непризнанные гении, творческие комплексоиды , шибанутые на всю голову любители совокуплять окружающим и себе самим мозг.

2 Люди, в основном, насквозь больные  ввиду кочевнического образа жизни. В неформальных тусовках  употребление различных веществ  считается нормой. Со всеми сопутствующими последствиями. Обратная сторона жизни в полях и лесах - хронические заболевания ЖКТ  от употребления дошираков и ролтона и застуженные внутренние органы, а также запущенность внешнего вида (гнёзда для вшей в  виде дредов, уродливые татуировки и пирсинг, лысые головы женщин), вонючесть и неухоженность. Ведь мытьё с мылом в реке является угрозой для потенции бобров.

3.Люди, фанатично  и неадекватно проповедующие вегетарианство даже для годовалых младенцев. Безумные женщины, рожающие недоносков в ванной по причине идейного нежелания обращаться к врачам. Так как подорожник, пустырник, мухомор и анаша - лучшие природные лекарства.

Реальность же на фестивалях а-ля "Rainbow" или "Пустые холмы" примерно такова:

Укуренные в слюни дредастые существа в фенечках бродят в предутреннем тумане, расцвеченном отблесками фаер-шоу, перекликаясь с упитыми в дымину, валяющимися  в грязи собратьями по заморочкам.
Голые, грязные и голодные детишки отплясывают под сиплые голоса родителей-веганцев, надрывающиеся нетленками Цоя, Битлов или Чижа, периодично вляпываясь в хаотично рассредоточенные по пространству фекалии.
В кустах неторопливо сношаются проповедники свободной любви, пытающиеся поймать в процессе глюки и раскрыть четвёртое измерение под воздействием только что съеденных мухоморов.
Бой там-тамов, гулко звучащий в тошнотворной  смеси запахов пота, анаши и натыканных по всем кустам благовоний.
И никакой романтики. Совсем.

И картиночка. Наглядности для.

 

Утопия или единственно безотказный метод борьбы с наркоманией?

   В стране нашей многострадальной с каждым годом проблема наркомании стоит всё острее. Не героин -так "крокодил", не "винт" -так амфетамины. Численность населения падает, люди вырождаются и просторы нашей Родины стремительно чернеют от наплыва кавказско-мусульманской саранчи.
  Борьба с вирусом наркомании вроде бы и ведётся, но реальных результатов практически нет. И, судя по всему, не будет, так как наркоторговля, как и борьба с наркоманией  - солидный такой кусок барыша для чиновников.
  
   Но! оказывается был прекрасный исторический пример, когда целый мир убедился в возможности победы над наркоманией в одной отдельно взятой стране. Пусть в крошечной и искусственной, но стране. Маргиналы  американского общества сумели доказать себе и другим, что они люди, полноценные и одарённые.
 
   В начале 70-х годов прошлого столетия некто Чарльз Дидерих, пьяница, опустившийся военный, основал в Калифорнии государство в государстве, Синанон. Город в миниатюре для бывших наркоманов, проституток и алкоголиков, желающих излечиться и жить полноценной жизнью.
   Проявив недюжинный дар устроителя и психолога, не сумевший сам выбраться из алкоголизма, Дидерих умудрился создать общинное подобие монастыря, армии и психлечебницы одновременно.

   Людей принимали в коммунну под строгим обетом, как солдат, брили налысо и держали первый год в строгом режиме. Прав новички не имели, были только обязанности. Если человек выдерживал, то становился полноправным членом сообщества, синаноанцем.
Многие оставались в новичках добровольно на второй год. В коммуне были строжайшие запреты на наркотики, табакокурение и алкоголь.
  Люди приходили в Синанон добровольно ради спасения и принимали все законы и условия этого искусственного государства. Не нравится - свободен, принуждения ноль. Под руководством Дидериха люди поддерживали себя сами: имели свой устав, самостоятельно зарабатывали, разворачивали творческие и бизнес-проекты, устанавливали отношения с внешним миром.

 Постоянен был еженедельный коллективный тренинг в виде психологических игр, социальных психодрам. Устраивались спектакли, где каждый из участников коммуны играл сам себя  и имел необходимое лично ему пространство свободы. Каждый мог свободно по отношению к другому проявлять негативные эмоции, исключая насилие. Люди жили и гордились новой жизнью, создавали семьи.

  Но новое поколение в этом мини государстве уже не удерживалось, они уходили.  Дети всегда ищут для себя новые ценности, отличные от родительских. В итоге община заглохла и перестала существовать. А жаль.

   Вывод.
   Только глубокая всеохватывающая терапия, в которой участвует всё общество, может излечить людей от вируса наркомании. Особенно в  нашей непутёвой, искорёженной, бунтарской стране.

Бабы дуры, бабы бешеный народ

  Статистика разводов среди моих знакомых за последний 2  года просто поражает воображение. Вроде жили себе люди, жили, всё было тип-топ и опаньки. А кто виноват и что делать с катастрофически рушащейся системой брака никто не в курсе.  Виноваты же по большей части бабы, ибо именно от них зависит степень эмоционального комфорта в семье. А мы, благодаря половой уравниловке, всеобщей эмансипации-феминизации, обилию глянцевых журналов  перестали исполнять свои прямые функции женщин. Нам подавай бесконечные развлекухи и  фитнесы-массажи. Готовить мы не хотим / не умеем / не любим, заботиться о своих половинках разучились и рождение ребёнка сейчас приравнивается женщинами чуть ли не к подвигу. Короче, требуем от мужиков цветов-восторгов-заботы-комплиментов  только за собственную распиздатость и понты, ничего не давая взамен.

  Очень небольшое количество людей женского полу имеют чёткое представление о том, чего они хотят от жизни и от мужиков в частности. Мы ведь "все такие несуразные, противоречивые".  В основном в большинстве своём у тёток в головах лишь размытые представления об идеале и неимоверное количество всяческих неоформленных "хочу". 

   Итак. Обычные желания / требования  среднестатистической бабы по отношению к мужчине:

     -  он должен быть заботливым, внимательным, щедрым, интересным
     -  он должен быть богатым и сильным
     -  он должен принимать решения сам и быть ведущим в отношениях
     -  он должен уважать свою женщину и прислушиваться к её мнению
     -  он должен быть умным и романтичным
     -  он должен брать на себя всю ответственность за обеспечение материального благополучия женщины
     -  он должен постоянно говорить женщине о своей к ней любви и предоставлять тому доказательства

   Совершенно очевидно, что бабские желания  крайне противоречивы и ни один мужик не в состоянии всему вышеперечисленному соответствовать, ибо ответственность за реализацию собственных потребностей мы перекладываем целиком и полностью на сильный пол. И тем самым мужиков гнем , превращаем сильный пол в слабый, манипулируя чувствами. Любишь - значит должен.  А после упрекаем прогнувшихся в несостоятельности и безволии, так как слабый мужик никому не нужен и не интересен.

   Непонятно только одно: почему у баб так часто возникает вопрос о том, что мужик измельчал и что нормальных самцов не осталось, что вокруг одни алкоголики-задроты-зачмырёныши-подкаблучники?  А ответ на сей вопрос однозначен - мы сами создаём и выращиваем всех этих полупидоров своими "хочу". Мужик пытается соответствовать, рвётся, ломается и или уходит, кладя с прибором на бабу, или начинает пить.
   Так что вывод напрашивается сам собой -  к Домострою, господа, к Домострою.